Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Меню

Комментарии

Форма входа

Календарь

<< < Январь 2019 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Девушка в белом

ierofanta

 

   "Приятно, что мой мистический рассказ "Девушка в белом" напечатали в январском номере эзотерического интернет-журнала "Иерофанта Нет" — после публикации на Прозе.ру."

Валентина Петряева
Девушка в белом

  Если плыть по Луаре, то с места, где в неё впадает малышка Мен, можно увидеть величественный замок, стоящий на высоком холме, а у его подножия – живописно раскинувшееся селение.
   Замок этот называется Фонтэ, а деревенька – Сен-Дие-Этр. Вокруг, до самого горизонта, тянутся леса и холмы, а вдоль высокого речного берега – известковые горы.
   Дождь и талая снеговая вода, просачиваясь через трещины, из года в год разъедали известняк, и оттого, спустя время, внутри гор образовались многочисленные туннели, провалы и пещеры.
   Когда-то, давным-давно, в одной из них жила колдунья по имени Полин.

   Однажды, а было это в конце лета тысяча семьсот девяносто второго года, к ней пришла дочь маркиза дю Белле, владевшего замком и всеми окрестностями.
   Раздвинув густой плющ, что скрывал вход в пещеру, она тенью скользнула внутрь, но, сделав несколько шагов, остановилась и стала осматриваться: после яркого солнечного света было трудно разглядеть, где старуха.
   Флорет дю Белле была прекрасной и совсем юной. Её большие глаза сияли, как звёзды, тёмные волосы гладко зачёсаны надо лбом, перекинуты назад и завиты на концах. Светлое платье простого покроя, отороченное узким кружевом, подчёркивало изящество и красоту её фигуры.
   «Явилась! В который уже раз, – недовольно подумала старая колдунья. – Как же она не вовремя! И что мне делать? Не могу же я, простолюдинка, прогнать дочь маркиза, хотя сейчас повсюду трубят о братстве и равенстве».
   Изобразив на лице улыбку, она приблизилась к девушке и низко ей поклонилась. И тут же, не сумев скрыть своего недовольства, метнула на неё рассерженный взгляд и хриплым голосом спросила:
– Зачем ты пришла? Ты же прекрасно знаешь, что твоему отцу это не понравится. Если он узнает, что ты была здесь, нам обеим несдобровать. Молись, деточка, чтобы этого не произошло! Маркиз пообещал спустить на меня свору ваших дворовых псов, если я его ослушаюсь. Неужели ты не понимаешь, что это может плохо закончиться? У меня и так хватает неприятностей. Уходи, пока не поздно!
   Но гостья ответила:
– Не бойся! Отец ничего не узнает: я была осторожна!
– Как же, – огрызнулась колдунья. – Любопытные глаза да уши найдутся везде!
– Умоляю тебя! – девушка схватила Полин за руку. – Я отдам тебе всё, что у меня есть! Только
позволь заглянуть в твой хрустальный шар. Я хочу знать своё будущее!
   Говоря так, она протянула старухе туго набитый кожаный кошелёк. Та схватила его, подбросила на ладони и заглянула внутрь. Он был набит золотыми луидорами. Достав несколько монет,  Полин попробовала их на зуб и радостно хмыкнула. Её тусклые глаза при этом заблестели, как у молоденькой: никогда раньше ей не приходилось держать в руках столько денег. «Этого мне хватит надолго, – размышляла она, – с таким богатством мне не придётся больше мёрзнуть и голодать, и я даже смогу купить себе маленький домик…».
– Хорошо, – сказала она, – я выполню твою просьбу. Только знай, Флорет: после того, как ты
увидишь своё будущее, ты уже ничего не сможешь в нём изменить. Ты лишишься всякого выбора и окажешься во власти могущественных сил фатума. Увиденное тобой в шаре рано или поздно станет явью, твоей судьбой.
– Да разве у человека есть выбор? – с удивлением спросила дочь маркиза, – отец Прево говорил
вчера на проповеди, что всё – в руках Божьих.
Старуха печально на неё посмотрела и сказала:
– Умение гадать, видеть будущее, как и колдовство – не от Бога. Церковь запрещает их, всё это
считается смертным грехом. После того, как ты узнаешь свою судьбу, ты не сможешь уповать на помощь Всевышнего: ты лишишься его поддержки. Хорошенько подумай, готова ли ты к этому. На твоём месте я бы сто раз подумала.
– Нет, – упрямо произнесла девушка, – я хочу знать, что меня ждёт. Еженощно я вижу один и
тот же сон: будто бы иду по дороге с сестрой и незнакомым юношей. Мы с Аннет в белых платьях, а юноша – в чудном синем одеянии: никогда раньше я не видела такого.
   Колдунья улыбнулась:
– Идёшь по дороге с сестрёнкой и парнем в диковинном костюме! Эка невидаль: девице на выданье снится молодой мужчина. Что же тут такого странного? Он, поди, хорош собой, если ты прибежала ко мне спозаранку и спрашиваешь, что тебя ждёт. Признайся, так? Всем известно, что тебе не по сердцу граф Куртене, который к тебе сватается. Мне бы тоже не хотелось выходить за него, будь я молодой и красивой. Граф – не слишком хорош собой, уже в годах и, как поговаривают, человек жестокий, грубый и мстительный.
– Меня волнует другое, – ответила гостья.
– Что именно?
– То, что я и юноша – без головы.
– Это ужасно, – пробормотала старуха и затем спросила: – А твоя сестрёнка? Она-то – как?
– О, с Аннет всё в порядке! Ты можешь мне объяснить, что означает мой сон?
   Полин пожала плечами:
– Нет... я не знаю. Действительно странно… – вздохнув, она прижала к груди кошелёк с луидорами. – Но я могу, если ты ещё не передумала, заглянуть в хрустальный шар.
   Девушка кивнула.
   Колдунья спрятала кошелёк и проковыляла к грубо сколоченному столу. На нём находился
предмет, прикрытый цветастой шалью, и горела свеча в плошке. Старуха отбросила шаль.  Отблески пламени заиграли разноцветными огоньками на сотнях хрустальных граней. Флорет ахнула от восхищения, а Полин достала из-за пазухи цепочку с блестящим кулоном и стала что-то бормотать, раскачивая её перед лицом девушки.
   Глаза гостьи затуманились.
  Внутри шара вспыхнул яркий свет, но уже через мгновенье погас. Хрусталь стал прозрачным, как слеза. В воздухе появилась, повиснув, плотная тягучая масса, похожая на расплавленный металл.
 Она стала медленно расплываться, образуя причудливые линии и формы. Потом расплывчатость исчезла, и картинка обрела чёткость – появилось видение...
   Когда всё закончилось, колдунья спросила:
– Ну что, ты довольна увиденным?
Девушка не сразу пришла в себя. Глядя перед собой невидящим взглядом, она пробормотала:
– Я… я... мне страшно, Полин! Что всё это значит? Опять то же самое: дорога в Сомюр, я, Аннет и этот безголовый юноша в странном одеянии… Напрасно я не послушалась тебя. Что же теперь
будет?
   Она в отчаянии закрыла лицо руками.
  Снаружи послышался лёгкий шорох. Заросли плюща раздвинулись, и в пещеру шмыгнула девчушка лет шести.
– Аннет! – с укоризной воскликнула Флорет. – Зачем ты сюда пришла? И как ты узнала, что я
здесь? Ты что, шпионишь за мной?
– Вовсе нет! – обиженно ответила малышка. – Послушай меня! Не знаю как, да только графу
стало известно, что ты пошла в лес к колдунье. Я случайно услышала его разговор с папой. Скоро граф явится сюда со слугами. Я только хотела предупредить тебя. Граф сказал, что ты перешла все границы, и что тебя следует запирать в твоей комнате, что ему надоело откладывать вашу свадьбу, и он хочет завтра же обвенчаться с тобой.
   Аннет покосилась в сторону колдуньи, которую побаивалась, и тихонько добавила:
– Ещё он сказал, что старую ведьму давно пора сжечь…
   Полин вздрогнула, услышав это. Тем временем в глубине леса послышались голоса.
   Старуха побледнела и пробормотала:
– Время моей смерти ещё не пришло. Уходите скорее! А я спрячусь в хрустальном шаре, в призрачном мире магии. Бегите же скорее, бегите! Почему вы стоите, как вкопанные?
   Флорет вдруг упала на колени и стала её просить:
– Полин, умоляю тебя: возьми и меня с собой! Я не хочу выходить за графа: лучше уж смерть!
Может быть, в призрачном мире магии я встречу юношу, который мне снился. Лучше он, безголовый, чем граф!
– И меня с собой заберите! – потребовала Аннет. – Я не хочу расставаться с тобой, сестричка! А
папа… он запрещает мне ходить в лес, лазить по деревьям, дружить с сыном конюха, купаться в речке и есть сладости, сколько захочется. И я мечтаю увидеть мамочку на небесах!
   Голоса в лесу стали ещё громче.
– Шар не сможет вместить всех, – ответила старуха, нахмурившись. – Давайте сделаем так: я
скроюсь в магическом шаре, а вы выпьете эликсир, который я вам дам, и станете невидимыми для всех.
   Но помните – продлится это недолго. Флорет, возьми шар и положи в какое-нибудь дупло, а после спрячьтесь или же возвращайтесь в замок. Это всё, что я могу сделать. Ну, так как?
– Мы согласны! – хором ответили дочери маркиза.
– Тогда давайте скорее: у нас почти не осталось времени, нужно спешить!
   Когда граф со слугами ворвался в пещеру, та оказалась пустой.

 * * *

   Прошло более двухсот лет.
  Шарль Лерой, купивший поместье, когда-то принадлежавшее роду дю Белле, в восхищении застыл перед портретом молоденькой девушки, одетой по старинной моде. Шарль был молод, богат, прекрасно образован и почитал всё прекрасное.
  Рядом с ним стояла экономка, мадам Рабле, а позади них – Огюст Бланше, кузен Лероя, приехавший ненадолго погостить.
   Женщина сказала:
– Это – Флорет дю Белле. Бедняжка погибла в сентябре тысяча семьсот девяносто второго, когда ей было всего шестнадцать. Впрочем, тогда пострадало немало дворян. Её вместе с отцом казнили на заднем дворе замка, специально для этого установив гильотину. Господь, упокой души несчастных!
   Немного помолчав, она продолжила:
– У Флорет была сестрёнка – Аннет. Ей тогда было всего шесть лет. Незадолго до казни отца и
старшей сестры, она исчезла. Её повсюду искали, но так и не нашли.
– Я слышал, – отозвался Шарль, – что несколько дней назад, вечером, на дороге в Сомюр, видели трёх призраков. Говорят, что двое из них, юноша и девушка, безголовые. А третий похож на обычную маленькую девочку. Она, как и девушка, – в белом платье до пят.
– Да, – подтвердила мадам Рабле. – Истинная правда, мсье. Кому же ещё знать, как не мне. Говорят, – экономка понизила голос, – что безголовая девушка – это призрак несчастной Флорет, а малышка – её пропавшая младшая сестра. Но вот кто такой юноша, который с ними – никто не знает. Он высокий и стройный... В синем джинсовом костюме, похожем на ваш, месье. Мы уже привыкли к ним и ничуть их не боимся. Они совсем безобидные. Бродят себе по вечерам в окрестностях замка, вот и всё.
   Помолчав, экономка добавила:
– Кстати, гильотина, на которой казнили маркиза и его дочь, сохранилась. Она – в заброшенном
каретном сарае, что на заднем дворе.
– Было бы любопытно на неё взглянуть, – произнёс Шарль. Обернувшись к кузену, он спросил:
– Может, пойдём посмотрим, а?
   Однако Огюст отказался:
– Шарль, я приехал вовсе не для того, чтобы рассматривать всякую старую рухлядь. Мне нужно
отдохнуть, я хочу насладиться красотой здешних мест и твоим обществом. Погоди, вот уеду, тогда иди на задний двор и любуйся, сколько угодно, гильотиной, пауками и дохлыми мухами.
– Ладно, – ответил хозяин. – Пусть будет по-твоему. Но согласись, эта девушка на портрете –
необыкновенно хороша: она похожа на темноволосого ангела. Если бы я встретил такую, наверняка тут же умер бы от счастья.
– Кто знает, – усмехнулся Огюст, – может, твоё желание и сбудется.
  Спустя два дня кузен Лероя уехал. Проводив его, Шарль переоделся в свой любимый джинсовый костюм и направился на задний двор. Каретный сарай, где находилась гильотина, о которой говорила мадам Рабле, примыкал к левому крылу замка.
   Шарль толкнул перекошенную дверь, висевшую на ржавых петлях, и вошёл. Ему в нос ударил запах плесени и сырости. Через дверной проём в помещение проник дневной свет и улёгся полосой на плотно утрамбованном земляном полу. Мрак отступил, вжавшись в почерневшие стены, спрятался за стропами, затаился в углах.
   В просторном помещении было пусто: лишь в глубине, справа, виднелся причудливый силуэт.
   Присмотревшись, Лерой понял, что это и есть гильотина. Он подошёл ближе.
  Над головой что-то блеснуло. Посмотрев вверх, Шарль увидел, как по стали огромного косого ножа скользит солнечный луч. Как зачарованный, Лерой смотрел на него и не мог отвести взгляда.
   Послышались какие-то звуки, похожие на стоны и всхлипывания.
  Шарль понимал, что это – всего лишь плод его разыгравшегося воображения, но всё же ощутил тревогу. Он поёжился.
  Посмотрев в сторону приоткрытой двери, из которой лился солнечный свет, он приободрился.
  Он увидел всё, что хотел. Можно было уходить, однако он почему-то медлил.
  Из темноты выступила фигура. Приблизившись к Шарлю, она застыла. Это была девушка в старинном белом платье, с длинными тёмными волосами, которые резко контрастировали с её бледной кожей и нарядом. Волосы казались живыми, настоящими, в то время как лицо – искусной маской.
   Незнакомка заговорила:
– Это ты, любимый? Неужели ты пришёл? А я уже и не надеялась увидеть тебя... Но ты всё-таки пришёл! Иди же скорее ко мне: я так соскучилась!
   Она напоминала красавицу в белом, портретом которой он недавно любовался.
   «Этого не может быть, – думал Шарль. – Она же умерла! А, может, это её призрак? Но где же
тогда её младшая сестра и безголовый юноша?».
   Девушка смотрела на Лероя с такой нежностью, любовью и грустью, что он вдруг потерял голову. Словно во сне, он шагнул к незнакомке и протянул руку, чтобы её коснуться. Её необыкновенная красота и тихий завораживающий голос, звучавший, словно волшебная мелодия, будто околдовали его.
   Но она отшатнулась и встала возле гильотины. Потом опустилась на край скамьи, куда обычно помещали осуждённых перед казнью, посмотрела на Шарля и улыбнулась. «Да,– подумал он, – без сомненья, она очень похожа на Флорет дю Белле».
   Девушка поманила Шарля к себе. Привстав со скамьи, она ухватилась за столбы по сторонам плахи и рассмеялась. Шарль почувствовал дурманящий запах мяты, жасмина и чего-то ещё. Голова у него закружилась, а по телу разлилась приятная истома. Затем его охватила слабость, и он пошатнулся.
   Резко наклонившись вперёд, Шарль коснулся губами лица красавицы.
  Но она неожиданно отпрянула, а его толкнули в спину. Потеряв равновесие, Лерой упал на колени, и его шея оказалась в прорези плахи. Он попытался встать, но не смог: его цепко удерживал за шею деревянный «воротник». Ужас сковал Шарля, по его спине пробежал холодок. Гильотина не хотела его отпускать в то время, как девушка исчезла.
Лерой увидел, как тяжёлый косой нож, сорвавшись с двухметровой высоты, летит вниз, и закричал от ужаса. Через мгновенье его голова отделилась от туловища и упала на земляной пол...
   Спустя некоторое время в каретный сарай заглянула мадам Рабле. С того места, где она стояла, могло показаться, что Шарль стоит на коленях и что-то ищет на полу. Но старуха знала, что это не так, что молодой хозяин поместья – мёртв.
– Свершилось! – пробормотала она. – Теперь бедняжка встретится со своим возлюбленным, а
не его подобием. Наконец у меня получилось!
   Всё закружилось перед глазами старухи, и время понеслось вспять. Она вспомнила пещеру, где когда-то жила, и юную Флорет дю Белле, явившуюся к ней, несмотря на запрет отца, чтобы узнать своё будущее.
   В тот памятный день Полин была сама не своя от страха: ей сказали, что жители Сен-Дие-Этр, с которыми она всегда ладила, вдруг решили с ней расправиться. Одна из крестьянок, сына которой она вылечила от сильной лихорадки, прибежала к ней на рассвете и предупредила, что после полудня они явятся к ней, чтобы убить.
   До смерти напуганная Полин спешно собиралась в дорогу, как вдруг появилась дочь маркиза и стала просить открыть ей будущее. Но часть атрибутов, необходимых для проведения ритуала, колдунья успела упаковать вместе с другим домашним скарбом и погрузить на мула, дожидавшегося её возле пещеры.
  Она торопилась и не собиралась выполнять просьбу девушки, но потом соблазнилась предложенным золотом и решила провести ритуал на скорую руку. Обычно, готовясь к нему, Полин расстилала на столе чёрную бархатную скатерть, зажигала церковную свечу и окуривала воздух ароматными травами. Но в тот злополучный день она решила обойтись всего двумя предметами: магическим шаром и цепочкой с кулоном.
   Видение, возникшее тогда в хрустальном шаре, ей показалась очень странным... Всё там перепуталось: будущее и настоящее, призраки и люди. Она так и не поняла, что это было. Может, то ожили пугливые девичьи грёзы? Или высвободилась не подвластная никому своенравная магия сна?
   После казни несчастная Флорет стала ей еженощно сниться. Она смотрела так печально, что сердце старой колдуньи сжималось, и она решила, что должна всё исправить. Иначе душа этой бедняжки так и не успокоилась бы и каждую ночь стала приходить к ней и донимать. Полин следовало отыскать человека, который смог бы утешить девичью душу, мятущуюся между небом и землёй. Того, кто полюбил бы её и был готов разделить её участь, оказавшись в зыбком призрачном мире. Колдунья решила, что это должен быть именно тот мужчина, которого Флорет видела в своих снах и хрустальном шаре, но долгие годы не могла его отыскать.
   А пока длились поиски, она каждый день, на закате и после полуночи читала магические заклинания, чтобы рядом с призраками обезглавленной Флорет и её младшей сестры, что появлялись в сумерках и всю ночь бродили возле замка, был и безголовый юноша. Но этот созданный ею с помощью магии призрак не мог существовать слишком долго, и ей приходилось всё время подпитывать его заклинаниями.
   Но сегодня у Полин всё получилось по-настоящему, и она была до смерти счастлива. Наконец-то она освободилась! О, как же она устала жить!
   Мадам Рабле сообщила в полицию о гибели хозяина поместья. В шесть вечера она отдала распоряжения слугам, приказала не тревожить её до утра и заперлась в своей комнате. Её нашли на следующий день мёртвой. Старая экономка выглядела постаревшей лет на двадцать, но улыбалась.

* * *

   После гибели Шарля Лероя и смерти мадам Рабле безголовые призраки с малышкой в окрестностях замка появляться перестали. Не видели их больше ни на дороге в Сомюр, ни где-то ещё.
   Но легенду о любви юной Флорет к безголовому юноше, пригрезившемуся ей в снах, не забыли. Согласно ей, дочь маркиза дю Белле сбежала из-под венца, не пожелав сочетаться узами брака с графом Куртене, а отвергнутый жених впал в ярость и решил отомстить за унижение и позор. Он обвинил маркиза с дочерью в государственной измене и сделал всё для того, чтобы им вынесли смертный приговор.
   Ненависть графа к семейству, с которым ему не удалось породниться, была так сильна, что он приобрёл гильотину, приказал установить её во дворе замка и лично руководил казнью. Когда месть свершилась, он навсегда покинул Сен-Дие-Этр.
   Маркиза с дочерью похоронили в старом фамильном склепе. Аннет же исчезла, и её не нашли.

* * *

   Кузен Шарля Лероя унаследовал всё его состояние.
  В начале полицейского расследования Огюста Бланше подозревали. Мотив был налицо: он являлся единственным наследником погибшего, и у него за душой не было ни гроша.
   Однако у Огюста оказалось алиби, которое вскоре подтвердилось, и дело закрыли. Разбогатев, он оставил занятие, которым зарабатывал на жизнь: он был ассистентом одного не слишком известного фокусника-иллюзиониста.
   Спустя положенное время, новый владелец поместья установил роскошное надгробие на могиле своего кузена, а также мадам Рабле.

* * *

   Малышка Аннет грустно сказала:
– Убийц так и не нашли. Это несправедливо. Старуха – ладно, умерла, но ведь другой – жив-здоров и к тому же теперь богатый.
   Шарль кивнул:
– Да! Жаль беднягу, о котором вы мне рассказывали.
   Флорет, задумавшись о чём-то, покусывала тонкий стебелёк травинки. Её голову украшал
пышный венок из лилий. Неожиданно болезненная гримаса исказила её красивое личико.
– Что с тобой, дорогая? – с тревогой спросил Шарль. – У тебя что – снова болит горло?
– Нет-нет, не беспокойся, – ответила она, через силу улыбнувшись. – Пустяки! Просто венок...
стал слишком тяжёлым. Я сейчас сниму его! Вот теперь совсем другое дело, – помолчав, она добавила:
– Кажется, пора возвращаться в замок.
– Да, да! – закричала Аннет, захлопав в ладошки. – Я ужасно проголодалась! Мамочка обещала,
что сегодня у нас на десерт будет мороженое! А папа сказал, что я могу есть его, сколько захочется, потому что у меня горло не болит, как у вас!
   Флорет не помнила того, что когда-то была обезглавлена. Не помнил о себе этого и Шарль. Они смотрели друг на друга и были счастливы: в их душах пылал жаркий огонь любви. Аннет сидела на траве рядом и мурлыкала какую-то песенку. Она тоже не догадывалась, что с ней, Флорет и юношей, который с нежностью смотрит на её сестру, что-то не так; что они не люди, а призраки.
   Им было вместе хорошо и спокойно. Они видели друг друга такими, будто были людьми и состояли из плоти и крови. Их ничто не тревожило. Им нравился мир, что их окружал. Мир, полный призрачного и лёгкого счастья. Мир, где сбылись их земные мечты.
   ...А гильотина до сих пор стоит в старом каретном сарае замка Фонтэ.

Рассказ "Девушка в белом" в ИЕРОФАНТА.НЕТ, с.с. 25-30

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




"Блог Libraryart - территория творчества" Copyright © 2018
Все права защищены. Копирование материалов с указанием автора и активной ссылкой на сайт
Перепечатка материалов сайта без указания авторства строго воспрещается.