Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Меню

Комментарии

Форма входа

Календарь

<< < Январь 2014 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25
27 28 29 30 31    
Материалы для вашего дома это термостойкие садово парковые светильники от horozua.com.

Моя улица, улица широкая…

аист 3 

  Уважаемые посетители блога! Приглашаем всех совершить путешествие по одной из улиц города Константиновки. Если Вы знаете историю своей улицы или интересные факты о ней, Вы можете разместить свою информацию в разделе Краеведение.

 

скв.8-2    Улица, о которой речь (отрезок улицы между двумя перекрёстками, по сути – бульвар), очаровала  сразу... В октябре 2003-го. Сразу с… проезжей части.  Ассоциацией её с ладьёй. Обжатая с обеих сторон  деревьями, визуально как бы погружённая в воду, проезжая часть уж очень напоминала  «Ладью Славян», плывущую по курсу к… счастью (а куда ж ещё?!) под бело - голубыми облаками-парусами. Зелёное море газонов оживляло краски и состояние, настраивая на романтический лад, подвигая  фантазии от  реалий в ретро. Что - то там есть  необыкновенное, притягательное – в прошлом. Пусть и суровом. Что-то из того, чем, естественным образом, питается душа, чего жаждет неискоренимо, из века в век. Акцент на нём – и усталость снимает как рукой. «Ладья»… «славян» - приятно щекочет нервы каждая нота певучих литер.

    Всплывает в сознании осознание материализации (точка оседлости обозначена) цели, весь день ускользавшей от меня  как призрак – от дома к дому, от микрорайона к микрорайону. Теперь эта Жар-птица, улица, под огромным куполом чистого бело-голубого Неба, в солнечный день горящая осенним золотом, от  белого  до  червонного, где я намерена в скором будущем поселиться, у меня в руках. Самое время, мысленно, под  бравурный марш  проскандировать: «Эврика» («нашел»).  Самое время расслабиться, сбросив напряжение, обрести покой, испытать чувство удовлетворения от результата поисков. Но вместо упоения покоем – новый старт. Теперь  - в сомнения. Чувствую - ДУША  на переломе. Будто очнулась от наваждения: «Что я творю…?! Под воздействием импульса…».  Ощущение, что я лбом упёрлась в неизвестность, за которой - ни зги. В факт отлучения  от города, ставшего мне родным и близким. От города, который вырос  у меня на глазах и при моём участии. Города, белой чайкой парящего над тонкой шейкой перешейка, соединяющего Крым с материком. Города – альбиноса восхищающего  взор, возносящего дух за пределы материализованного мира. Где бы я ни была – всегда чувствую себя в несколько замкнутом  пространстве. В моём  же городе, моя душа, разворачивается лепесток за лепестком уже у ж/д вокзала, маленького,  аккуратного и уютного. Такой себе добрый гномик. Только из окна вагона вырисовываются знакомые очертания, из сердца рвутся незабытые строки забытого автора: «Пой, Вселенная – я воскресаю…».  Мне всегда казалось, что нигде нет столько воздуха и света, как у нас. У нас и Неба много, и многоэтажки белые. Это очень красиво. Особенно весной и летом,  на кружевном фоне зелёных насаждений. А и осенью не хуже. И зимой, когда деревья сплошь в инее.   Здесь же, на пути  к цели, –  просто-карандашные, приземлённые.  В т.ч. - у меня перед глазами! И… чужие. И возврата назад уже не будет!!! Не хватит сил, не хватит средств.
      У нас, в целом, чистый морской воздух, чистая почва. У меня  – дача. К ней - улучшенной планировки, 3-комнатная, кв-ра.  А друзья (они ж не получаются так сразу!), а наш ветеранский хор, а  известный постулат: «Дома и стены помогают»?  Как со всем этим быть? Как это потерять?!! Это именно там, «дома», по весне, вселенски дышит каждый миг и город обретает лик. Не лицо – лик! Это там, летом, мой город, под жаром душу пряча,  жизнь обжигая, обожая, несется в осень. Обнажая земли иссохшие покровы, и зной степной, и нрав суровый. И  явно  Божью благодать: залив, канал и, им под стать, конечно, – городские дачи. И Небо звёздное в ночи. И…ночь, с её прохладой, дню в награду, с её покоем и отрадой. Всего! этого! уже! не будет!!! В отчаянии признаюсь сама себе: «Бож-же ж мой, как я приросла к своему городу. Насколько он – моя неотъемлемая часть…». Я расстаюсь сама с собой.
   Только здесь и сейчас, отдыхая от трудов  дня текущего, в тени, на лавочке спортивной площадки, у обаявшей моё воображение улицы, я это поняла. Волна тревожного тремора пробирала до мозга костей, повторяясь снова и снова. Вводя в оцепенение мой дух живой. Куда и подевался энтузиазм. На уме одно и как-то сразу: переступить или вернуться? Пока не поздно… Ещё не поздно!!!... «И решено – переступить», как сказал поэт. Через привязанности. Решено – не паниковать! Там, конечно, райские кущи. А здесь мамины синие-синие глаза. Иногда – со стальным отливом. За которым очень доброе сердце и очень сильная воля.У неё проблемы с сердцем, а она так спокойна. Никакой паники. Она верит, что вылечится. И я тоже верю. Продам  квартиру  в Крыму, и деньги для лечения будут при любых раскладах! В конце – концов, чего мне бояться? Человек - это материализованная квинтэссенция времени. Сколько  в  моих  генах  родов оставило свой след?  Целые государства, если счёт вести от сотворения мира. И что, они мне не помогут?  Выдюжу!!!  Здесь я у себя на родине. Здесь будут рядом - рукой подать:  мой ангел-хранитель, мама; мои дети. Здесь моё родовое гнездо, которое и я созидала без оглядки на пол и возраст.  И отчим здесь, вроде как остепенившийся  под бременем лет и, как следствие, наконец, определившийся в… отца. Растворились во времени и пространстве его  «кровавые мозоли», как приложение к моему хлебу насущному, а расстояние и возраст удалили прочие его претензии ко мне -  как рудимент. Здесь меня породившая земля. Всё, что вечно! Что незыблемо! Идиллические условия для единения в целое разбросанных по миру душ. В целое, неделимое и взаимно дорогое, взаимно доброе, взаимно важное, взаимно нужное. Это - фактор устойчивости бытия, умиротворения и безоблачного счастья. Все рядом и ни за кого не болит душа. Ни за кого не убивается неизвестностью. Я посредине, а рядом родители и дети.  И я для всех – под рукой, к услугам. РАЙ!
     Так я рассуждала,  в октябре 2003-го, на, «моей» уже, улице. Тогда же  «прощание с  родиной», второй, и состоялось.  Заочно. А накануне…  Накануне, в день моего приезда, увидев маму, этот стойкий комочек жизни, на ногах, живой,  да ещё у грядок (были причины для  обоснованных волнений), от прилива чувств мне хотелось её обнять и вознести на Небо, оградив от всех, жизнь  отравляющих факторов и фактов. На время  пока я определюсь с переездом (о, если б это было возможно!).  Мама не работала – показывала соседке (тоже Шуре, маминой тёзке по имени), где ей вскопать землю под чеснок. Поблагодарив и отпустив добрую женщину, я сама взялась за дело. Работала, а душу распирали нежные чувства любви и благодарности  маме. За всё, за всё и за больше чем всё! А сказать про это ей нельзя. И обнять нельзя. Мы обе не привыкли к «телячьим нежностям». В её положении моё бурное проявление чувств  - неподъёмный стресс для больного сердца. Тогда я, работая,  запела,  более чем полно выражающую  моё состояние души, разученную нашим хором, украинскую песню. Называется: «Летіла  зозуля…». Я пела так вдохновенно,  с  таким чувством, что соседка через усадьбу подумала – включили радио. Думаю и мама поняла, что хочу ей сказать я. А именно: «…Ой, тож не зозуля, то рідная мати. Летіла, летіла дочку рятувати…».  Это о моей  маме  - 100%. «Летіла…» по первому зову. И не один раз. И как же я могла своё решение сомнению подвергнуть?!  Когда она нуждается во мне. Мама - какое необыкновенно веское, доброе априори, всеобъемлющее, сакральное!,  слово. Слово-оберег!
       В таком состоянии, и на родине, в собственном «Я»,  особенно остро ощущается частичка всех эпох, пройденных человечеством, заявляя о себе праздником.  И особенно искреннее «спасибо»  рождается тем, кто  донёс светильник жизни во мне до сегодня. И ассоциации рождаются самые мажорные, в светлых тонах. Если не паниковать, если не менять коней на переправе. Если просто любить.Очень.    аллея-утро

   Как бы в унисон  ассоциациям  и, скажем так, визаж, колер: золотисто - багряная палитра, опавшей и нет, листвы  деревьев и кустарников (чем не «борта»?);  рассекающая её на две дороги, жгуче – зелёная, еловая аллея (чем не «снасть для крепления парусов»?); изобилие, незамкнутого практически, пространства – закрепляли в сознании  ретро-романтические настроения. В  генах тревожа тени предков - антов,  половцев, скифов… Может – сарматов… ( Кто знает, чьи мы родом?). Ещё -  седую старину, её  сильное, стабильное, основательное, истинное, магическое «Я». Не зашоренное  мишурой цивилизации, не отравленное налётом её лукавого, не согревающего сердце, гуманизма. И  доброе.  Естественно  доброе,  от Бога. Одним словом (фразой) - это всё означало «вернулся я на родину», как поётся в песне. Т.е. – я «припочковалась». В этом месте. На этой улице.  Тогда, в октябре, я очень устала в поисках нужных мне адресов и, уже перемещалась (надо!), без особого энтузиазма, тупо по инерции. В утомительных лабиринтах, ничем не особенных, микрорайонов, забытых Богом и людьми. Всё серо, сиро. Пищи - ни уму, ни сердцу. Как в зоне отчуждения. И вдруг, не иначе - окно в мир грёз … ОНА!  Вызывающе вольная, в себя вобравшая, казалось, весь Божий мир и дар - человечеству на счастье.  Лучшим образом организованная, с  не тронутой  хаотичным  хламостроем   перспективой,  она сердечно и гостеприимно,  без…  «себе на уме»(в наш-то век!!!),  распахнулась   мне навстречу,   восхитив осенним великолепием. И  удовлетворив все  мои претензии с видом на место жительства.  «Как сияние добра над миром зла…». Иду и думаю: «Бросить якорь здесь -  нигде больше!».  Оказалось – попала в точку (« в воду смотрела»). Вот так она, улица, и скрепила, будто печатью, ранее принятое решение (блицрешение) о переезде в г. Константиновку.  Из… Крыма. По зову сердца - маме во спасение, мне в спокойствие за неё. Тогда мама (мой ангел-хранитель)  была ещё жива. Во мне – жива надежда её спасти от надвигающейся, интуитивно прочувствованной, опасности. Мажор помножился на мажор, почти до степени эйфории.  Да и живая вера в наличие (с конкретным эффектом присутствия)родителей не омрачена ничем. В силу родительского крова, который и я созидала без оглядки на пол и возраст.  В  родной порог, меня поставивший на ноги.  В родовое гнездо,  за которое и я в ответе. Я всё осилю. ЕЩЁ  БЫ! Тут  я -  за каменной стеной. И что мне «пожар» переезда?  Пусть и на склоне лет! Переживу. Заодно,  для мамы, здесь, -  чудо-место.  И для меня -  к ней,   в наше   родовое гнездо,  Новосёловку, велосипедом, - «путь чист».  Как говорил Дмитрий Донской ханскому послу, за «спиной» победы, одержанной на Куликовом Поле - под командованием  Дмитрия Боброк-Волынского  (по современным понятиям - Верховного Главнокомандующего Армией). Вот и мне, путь… чист.  За «спиной» давно сложившегося менталитета региона. Стартуя именно отсюда в... детство.  Отстартовала – и  родина избавила меня от… иллюзий. Многих. Время такое пришло. Возможно, оно и не уходило, в принципе?!…  Может быть, может быть…
    небоПо мере освоения территории, после ознакомления с будущим жильём, приходило ощущение, что  улица  объята  Небом ( допускаю -  аурой мамы) И, или, прикреплена к его своду невидимыми нитями (возможно – маминой аурой). Потому, в целом, и  воспринималась как колыбель душевного (мама ведь… рядом) покоя, безмятежности, отпущенного Земле Всевышним. Как воплощение земного рая и первозданного, праведного бытия. Ни суеты на ней, ни шума!   Ни следов стяжательства, поглощающего пространство; ни кричащих реклам, ни витрин и витражей, синтетикой вытравливающих из нас чувство единения с Природой, саму Природу. И природу в… нас!
       Уже потом, при сборах в  дорогу по… долгу, по закону, по совести (не ради мамы - из милосердия к «убитому горем» отчиму) всех достоинств улицы, для стимула к переезду, честно говоря, было недостаточно. Не стимулировала - давила…совесть. И  в улицу, МОЮ,  вписывалась уже не мама, добрым гением.  Но, как из камня высеченный,  мрачный, будто чернёный, барельеф  отчима – в  соплях, слезах, на костылях! Его укор, полный отчаяния,  как приговор, меня клеймил  авансом:  «Ач, як… Раді матері ти в один день все рішила - як побачила, шо вона больна… Кругом поспіла. Раді мене ти Крим на цю помойку ни проміняєш… Якби рідний був… Був здоровий – всім був нужин, а як заболів, упав – от і пропав! НІКОМУ!». От бывшего  похотливого тирана – ни следа. В чём только душа, ветхая, теплится.  50  лет прожили он с мамой  в браке. Мои дети здесь жили, пока я нос морозила на БАМе. Я…  дрогнула.  Опираясь на другой, немаловажный, стимул -твёрдую уверенность в том, что Донбасс (моя милая малая родина) – это кузница…  супер-героев (издержки  политпросвета детского периода. И… юности, забитой идеалами коммунизма). Эта уверенность - убедительный  контраргумент неблагоприятным прогнозам, в тот период меня обложившим, как медведя в берлоге. И в Крыму, затем. И в дороге, по пути на малую родину (Донбасс).  И на самой родине, буквально у… порога, т.е. именно на той улице, которую я присмотрела и где мама, ещё при жизни, витала ангелом – хранителем, благословляя на мажор.  Какой-то мужчина, краем уха услышав, что я приехала из Крыма, ужаснулся: «Уезжайте… Уезжайте немедленно!!!... С тем, что у вас осталось от переезда - уезжайте! Родители всё - равно помрут – а вам жить… У-е–з-жайте!!! Иначе потеряете здесь всё… Люди? (Это на моё: «Но живут же люди… Ходят, дышат, покупают продукты, вещи..» ).  А где вы видите  людей?  Тут только те, кто ненавидит людей и те, кого ненавидят – РАБЫ. Р-ра-бы!.. И кто хочет сбежать отсюда так, что за ценой не постоит. Вместе они уроют вас…  Умоляю Вас – уезжайте, если себя не хотите погубить… ».  Именно этот, настойчивый,  монолог (один из многих, более коротких и тоже не хилых, - от других «доброжелателей») принадлежал мужчине средних лет, внушающем доверие. Выглядел мужчина культурно и презентабельно.  Как существо разумное вполне (редкое в наше время качество). И если я, «своим», смела,  даже «подбоченясь  и величаясь», заявить  на «рабство»: «не родился ещё тот, кто Донбасс поставит на колени. Только Донбасс способен олигархов сбросить с шеи. Приедете ко мне в гости, как только я обустроюсь, и убедитесь - нет на Донбассе рабства, нет нищеты, нет растления, нет грязи. И мы ещё споём в нашем доме культуры. И вам понравится», - то… То в этом случае я просто, да… растерялась. Ко всему  – шокировал цинизм фразы: «родители всё - равно помрут - они своё  пожили. А Вам…ещё жить и жить... Не губите себя…». И даже когда мужчина меня догнал, с целью довнушить,  доубедить, я, сильная, лишь снисходительно улыбнулась его настойчивости (извиниться бы).   Я имела, при себе, уверенность и ею крепила дух, свои можности,  свои возможности - авансом.  А и такая улица в рабском регионе не могла  зародиться.
   солнце на веткеНа улице - аллеи в три полосы. Засажены  разными породами деревьев. Хвойными, запашистыми - средняя. Здесь выстроились,  в стройный,  зелёный ряд,  прекрасные, вечно зелёные, ели. А хочется сказать…  «виструнчились ошатні смарагдові смереки». Звучит красиво и как-то по-домашнему, ассоциируясь с известной,  очень душевной, песней: «Смерекова хата – батьківський поріг…».  Потому как «Батьківський поріг»… Почти сакральный смысл этого  словосочетания заключает в себе  таинственный,  тёплый, добрый, ,  макромир  ЧЕЛОВЕКА, «Венца Природы». Без него человек обесточен, слаб и уязвим. Тем более – в мире патриархальном, где превалирует сила.  Как за него не зацепиться?  Это то, что в каждом незыблемо , надёжно . Это та, единственная, точка на Земле, где твоя крепость навсегда,  в любые времена;  где твоя тихая  гавань, твой надёжный причал. Который следует беречь, как святиню… «Батьківський поріг» -  место,  где тебя никто не предаст, где тебя, всегда,  ждут. В крайнем случае, так считалось  до некоторых пор.
    Средняя из аллей делит проезжую часть на две  дороги, по ходу, хвойными,  отвлекая на себя  канцерогенные вещества  (вот так вот!) выхлопных газов  транспорта, поглощая шум, испаряя благодатное, оздоравливающее  мирро всем желающим.  Африканское и аравийское - семейства  Бурзеровых. А наше – это наше, родное, от корней!!! Нет-нет, я, своей улицей,  ничуть не претендую  на конкуренцию в мире мирро.  И наша «смерекова» супер - аллея не претендует, никоим образом, на платную исключительность нашего.  Она раздаёт его «за так», посетившим улицу, мирянам. Посему, все собственники вселенского чуда мироистечения   могут спать спокойно. В т. ч. -  новые.  Проявившиеся  к Северу  от  Москвы,  как альтернатива Богородичному Центру(если верить  профессору Е. К Дулуману - см. в интернете ст. «Ерунда на постном масле»). И предприимчивая(а что теряться? Есть спрос – есть предложение! – Т.Н.),  «дородная», киевлянка, приспособившая технологию  мироистечения к своим собственным бизнес-интересам…
   Кстати, у нас, существенно, на средней  аллее, ели поредели. Симптом тревожный – не для коммерческих ли целей?  И в парке – тоже.  И что бы  это могло быть?! Новая «точка»… «собствеников»?  Но зачем же ели рубить? – к слову сказать.
   Однако,  вернемся к особенностям проезжей части улицы. С обеих  сторон она  отделена от многоэтажек зелёным щитом - пешеходными  аллеями,  где в n-рядов - деревья (преимущественно,   лиственных пород - каштаны, березы, ясень, тополя…),  кустарники… Зелёное царство…

И красота, здесь, - необыкновенная. Во все времена года. См. фото.

утро7 солн.душ-2

     Нельзя не отметить, что у нас и бизнесмены толк знают в гармонии. И те, что были, и те, что есть (см.фото). Свои офисы  в интерьер и ландшафт улицы они вписывают в спокойной гамме, не сотрясая, не подавляя фон -  ни  знойными красками, ни «криком» рекламных изысков. У них есть всё и в меру. Им, очевидно, Скорбящая мать,  в парке, – сдерживающий фактор. Возможно – они сами по себе по себе совестливые.В любом случае , в мире с миром и бизнесом, живёт моя улица широкая.  Самая обаятельная, самая  привлекательная.  Самая… изобретательная.зима
     В среде рыночного хаоса она умудрилась не потерять собственное лицо,  отстоять собственное «Я» у местного Голема, вышедшего из-под контроля человеков. Мы не превратились в зону стихийного бедствия, беспардонно  забутованную пластиковыми и прочими бутиками, ларьками,  подларёчками и ещё одним монстром цивилизации, застилающим людям Солнце и поглощающим территорию у домов,  – платными автостоянками. Этим  всем мусором,  денежным мешком наступающим на горло жизненному пространству,  денежный Голем «гуляет» по душам людским, устрояя народу вавилонское столпотворение, по-украински говоря, «непотребу». Мало приятного,  неэстетично  и  неэтично,  когда  из окон квартир открывается не пейзаж, а зад ларька или  крыша  автостоянки. Наша улица, пока, жизненное пространство не разбазаривает на хищников, но… дарит, опять же - за так, от всей широкой уличной души, простым смертным.  Им, ясно, – для здоровья, для мажора, для отдохновения и вдохновения.  Приятно осознавать, что она стала  (и удерживает, пока, свой статус)  воплощением и символом животворящего объёма, пространственного комфорта, наполненного не просто воздухом, но, одновременно, благодатью земной и горней, не доступных большинству городских жителей.  А ещё,  тенденцией к … душевному  умиротворению -  в пределах своих границ. Потому Небо, запросто,  -  в гости к нам. Солнце отдыхает на ветвях наших деревьев (см.фото). Здесь царит…  Да что царит – царствует!,  атмосфера,  очищающая дух  (имеющий душу, живую, – да почувствует.).   «Дышите глубже»  -  это, в конечном счёте,  про нашу улицу, её зелёную зону. На её  «просторах» можно отдохнуть, пообщаться с друзьями, заняться спортом, просто прогуляться. Здесь много тепла, воздуха, света. Иными словами – благодатный загород внутри города. И, до некоторых пор, здесь, было чем вдохновиться «на великие дела». И ей мне не жалко лучших слов. А тем, кто её создал – особо  низкий поклон.
     скв.8-2В целом, улица – загород в городе, спроектирована так, что лучистая энергия Солнца, обогащенная бодрящей утренней свежестью и прохладой, с целым букетом фитонцидов, заряжает народ и…  парковую зону своим энергетическим потенциалом - ещё только показываясь из-за горизонта, на ранней зорьке, с первыми лучами (толи так изначально задумано, толи Бог так управил). Солнце, на своём пути, препятствий не встречает. Его солнечные блики где только ни есть. И что только оно не золотит, что только не румянит здесь. Но, главное достояние её  – наш, ландшафтно-парковый… ансамбль воинов-афганцев…  Да,  это не Версаль,  с его уникальными  дворцами,  фонтанами,  бассейнами, парадными, рафинированными,  скульптурами,  ублажающими  пресыщенных  благом.
       Но он тоже уникален. По своему. Его бы расширить поближе к школьному холму, облагородить… уходом. Да с такою  любовью,  какой он создан…  Это, априори, святое место. В глубине парка  –  Скорбящая Мать. Склонилась в глубокой печали над своими детьми. Символ РОДИНЫ-МАТЕРИ. Символ Высшего Суда над нерадивыми политиками, не считающими жертв, ради страсти к власти и античеловеческих амбиций...  И немой укор им.  Само Солнце, с утра, в почтении склоняет голову перед нею. Так  спроектирован парк. Частный сектор не застит свет.  Свет не застит и обнесённая, окрашенной в голубой цвет, сеткой Рабитца, большая,  спортивная, площадка. Солнцу, т.е., - тоже «путь чист», сквозь густую листву. Для просеивания радиации и жара…  С тем, чтобы не опалило МАТЬ в её вселенском горе. Даже виртуально. Тут все тропинки – к НЕЙ. А тротуары – как  почётный караул. Очень трогательно. И понятно – кузница героев. Печально и не хочется осознавать – жертв, чьи страдания не почтены, не освящены  любовью и заботой  Отечества, отпустившего своих сыновей на войну, допустившего их гибель. К слову сказать, неприятно было видеть, в  этом году, эстетически убитый парк. В последние годы, к сожалению, мэрия от парка… отвернулась… Тем не менее, здесь отдыхают старики, играют дети. Вечерами – молодёжь. И получается, что МАТЬ не одинока, не обречена слепнуть во мраке слёз. С нею - люди.  И только мэрия – в стороне. Странно это. Рок
    Если бы не загаженные остановки, с разбитыми площадками, не игровой автомат(толи раритет, толи…вызов Указу Президента)  у местной гостеприимной пиццерии, не парковая реЭволюция(отношение к парку мэрии), не, странного назначения и происхождения, бар у «Укрсиббанка», можно подумать, даже, что мы, пока, имеем порох в пороховнице. По сравнению с другими «авеню», Голему  уступившими свой идеальный профиль и анфас. С гипертрофированным общим  фоном, расцвеченным, как кладбищенские венки, вывесками и прочим бизнес-атрибутом. Но, главное,  уступившими  ему своё жизненное  пространство, проектом сориентированное не только на СНиП и прочие, соответствующие, нормативы, но и на  установку: «Всё во благо человека». Человеку для ощущения свободы во времени и пространстве.
     Есть, ещё, конечно, и у нас, что скрывать, ларьковые,  2-3 «точки». И один (один!, пока) фундамент (у, стоящей  параллельно  и  рядом с ним,  многоэтажки). Под очередную строительную химеру, застилающую Солнце  (народ не допустил строительства – тоже мало приятного лицезреть  из окон мрак и теневую сторону фасада).  Но, для всеобщего мажора, эти недоразумения можно сбросить со счетов. И где-то, в глубине души,  зреет  гордое,  о нас: «Ни пяди земли  для построечного утиля». Пока, понятно, до нас не  добрались,  вышедшие из-под контроля человеков   местные нувориши.  А  ещё  верится,  что мы, пока,  и «свободою горим»  и  «сердца  для чести живы»,  наши.  И не о нас сказал А. С. Пушкин :  «и потерял я только время … Паситесь, мирные народы…». Раз наша улица относительно «свободна».  И «души прекрасные порывы» есть в наличии.  Для посвящения…  Отчизне.  Но вот где она, и есть ли, Отчизна, - народ в заблуждении.
     Пишу, и душа,  наполняется довольством за наш край улицы,  который расположен ближе к  тому частному сектору, откуда всходит Солнце (  в этом плане нам супер повезло).А ей, душе, - как горькая пилюля,  рефреном к каждому комплименту, всплывает в памяти карикатура из календаря советского периода : « Всё красиво на фасаде – дать здесь премию пора,   ну, а что творится сзади – полюбуйтесь со двора».  Со двора как раз смотреть и не очень хочется. Чтобы не омрачать состояние души минорным «полюбуйтесь», я, себе, в таких случаях,  всегда говорю: «Это было потом… Об  этом - потом».  Или: «не надо о печальном».  Хотя… Но лучше о приключении, которое на днях, «со двора», меня подтолкнуло на размышления (см.фото).  Вдруг  она, родная, широкая без преувеличения, без преувеличения  «занадто вже втомилась, гріхи синовні несучи…» (Т.Шевченко), надсажаясь  «со… двора».        
   12.01.14г., в 5 утра меня разбудил истошный вопль из подвала - призыв о помощи.  В милиции мне  самой предложили пленника выпустить (у нас подвал не закрывается на замок – демонтируй что хочешь, в подвале, и сколько хочешь создавай криминоген.). Странно, но в унисон милиции, уже не с предложениями, с требованиями, более того - с претензиями, коммуналка: «У вас покрали трубы. Не могли схватить за руку вора? (?!-Т.Н.)». Это означает, вкратце: «Вот как это делается. Именно… кража. Кто виноват, тоже ясно. Виноват… стрелочник». 20-го же января, 2014 г., воры вырезали в подвале телефонный кабель. Дверь по-прежнему не на замке.  «Кому это выгодно?!» - вопрос, конечно, интересный. И… открытый. Но ещё интереснее то, что «взывало о помощи», когда ещё не всходило Солнце..
   IMG 4158Поскольку призывы о помощи, 12.01.2014г., продолжались, я  настояла на выезде милиции. Пообещали поучаствовать в… деле. Вот что из этого получилось – см. ниже. Милиционеры разрешили ископаемое подвала сфотографировать. Надо ж, как – то, отслеживать «квартирантов»,  для недопущения в подвал хотя бы днём. Заодно – для СЕЗ, для СЭС и МЧС. Для пожарников – тоже. Подвал захламлён, прямо на проходе, а им и дела нет.
   Естественно, я была сердита на подвального интервента. Но по мере того как мужчина  выползал, едва передвигаясь, как неумело пытался позировать: «Сфотографируйте меня… Сфотографируйте. И вот, ноги, смотрите… В язвах. Видите…  Меня сестра выгнала… »,  гнев сменила милость. По инерции, я ему  ещё закинула: «Что ж ты, с язвами, гуляешь по подъездам – тут же дети, люди. Заразить хочешь?».  Мужчина был трезвый. И совсем рядом… «Скорбящая мать». Разве для такой участи Матери  нас приводят  в мир? И каким образом родина  (или, может, не родина? – Отечество ) превращает своё население в изгоев, ищущих спасение у крыс (в нашем подвале они кишмя кишат-Т.Н.)? А кто виноват?  И что делать? Вопрос открытый. А раз открытый – «вот и нету мужиков» -как пел, некогда, Высоцкий.
   И, наконец, мажор. Дня два назад, прогуливаясь по аллее, я увидела пожилую женщину,  упавшую на проезжей части, у бордюра, - поскользнулась. Я ринулась к ней на помощь. А с другой стороны, из-за остановки, с теми же намерениями – девушка. Вместе мы женщину подняли. Усадили на скамейку. Выяснив, что она шла за хлебом, одна из нас, взяв у пострадавшей сотню побежала за хлебом (хотя очень спешила). Поскольку в нашем магазине, с утра, как правило, не бывает сдачи с такой купюры я, на всякий случай, побежала за разменными. К счастью, сдача была, в этот раз (не исключаю, что девушка, хлеб, купила за свои). Свою подопечную она даже перевела через дорогу. А я подумала: «Не всё так плохо в нашем королевстве, когда такие люди, как эта девушка, по нашей улице ходят». Со стороны фасада, главного. Со стороны дворового – тоже. Но об этом – в другой раз.
                                                                                                     Н. Тищенко

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




"Блог Libraryart - территория творчества" Copyright © 2018
Все права защищены. Копирование материалов с указанием автора и активной ссылкой на сайт
Перепечатка материалов сайта без указания авторства строго воспрещается.