Vinaora Nivo SliderVinaora Nivo SliderVinaora Nivo Slider

Меню

Комментарии

Форма входа

Календарь

<< < Апрель 2014 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
fotonika.kiev.ua Ph-метры и другое оборудование для измерений.

ЧАСТЬ ІІІ

ЧАСТЬ ІІІ

Симфония любви

***

Волшебный свет,
стерев все страхи тьмы,
И озарив собою
бархат ночи,
Симфонией любви
заполнил мир,
Заставив каждый
трепетать листочек!
Волной тепла
Окутав, пробудив
Прикосновеньем,
Нежности потоком.
Мелодии
неслыханной мотив
Пролив из недр
Глубиннейших истоков…
Кому повиновался
дивный хор,
В синхронном
и божественном порыве
Пленивший лес?
Кто сказки режиссер?
Кто дирижер?
И по чьему призыву
От крошечных
бескрылых светлячков,
Днем незаметных,
серых и невзрачных,
Как только ночи
спустится покров,
Струится свет,
что солнечного ярче?!
Земных существ
весенний хоровод,
Услышав голос
матери – природы,
Создателю – Творцу
осанну шлет,
Симфонией любви,
хвалебной одой…

 


Женщине

 Женщина! От веку и доныне

Суть и стать
божественны в тебе!
Создавал Отец тебя Богиней,
Из мечты укромной.
Дочь Небес,
Божество, сошедшее на Землю
Превратить ее
в цветущий сад,
Ты из чудодейственного зелья,
Что таит в себе
и рай, и ад.
Назначенье главное твое –
Каждый шаг свой
освятить любовью
И природа гимн тебе поет,
Расстелив
богатства пред тобою.
Совершенство женской красоты –
Есть источник
безграничной силы,
Глубина души, огонь мечты
Источают свет
неугасимый!
Осознав себя земной Богиней,
Свое место
ты не забывай.
В бездыханной выжженной пустыне
Для тебя творился
Божий рай!
Женщина!
Ты всей Земли Богиня!
И, храня тебя
от всех невзгод,
Ниц падут
перед тобой мужчины,
Ты продолжишь
Их бессмертный род!

Я вымолю тебя

Я вымолю тебя у всех богов,
Как главное сокровище свое!
Моя любовь – река без берегов,
Заполнившая сердце до краев.
Я вымолю тебя у всех стихий,
Твоею тенью стану на земле,
Лишь о тебе сложу я все стихи,
Звездою стану в непроглядной мгле.
Я вымолю тебя у всех дорог.
Я стану главной для тебя стезей,
И кровом без забот и без тревог,
Твоею тайной стану и судьбой.
Я вымолю тебя у всех разлук,
На шее навсегда сомкну твоей
Объятьем цепи нежных своих рук,
Я Ариадна, ты же - мой Тесей!
Я вымолю тебя, не дав уйти,
У всех трудов, у всех работ, родной,
А ты вдруг затоскуешь взаперти,
Как птица, обескрыленная мной…

Рождая строки

Терзают менады
несчастное тело Орфея,
И в царство Аида
душа его тенью стремится,
Там ждет Эвридика –
прекрасная Муза и фея,
Из тьмы проступают
знакомые тени и лица.
А к Лесбосу тихо
певца голова подплывает
И музыки звуки
плывут над Землею и тают.
И рифмы вторгаются в души,
поэтов рождая,
И новыми песнями
жизнь на Земле прославляя…

Хмельная весна

Весна захмелела,
попала не в то измеренье,
Подвыпившей женщиной
смело пришла в феврале,
Повсюду снега растопив
и послав наводненье
Крушить и мосты,
и селения навеселе.
Весна захмелела
и спутала напрочь широты,
И столбик термометра
в гору зимою ползет,
И юное солнце,
набрав в небесах обороты,
Приветствует пчел
пробудившихся первый облет!
Весна захмелела,
явилась не в срок без смущенья,
И вновь хулиганит,
бросаясь сосульками с крыш,
И ей нипочем,
что деревья все в недоуменье,
И что прорастает,
поверив ей, всюду спорыш!
Весна захмелела,
хмельное послав вдохновенье
Поэтам, певцам,
музыкантам, влюбленным в нее,
И каждое первое самое
Стихотворенье,
Последнее самое –
тоже приняв, как свое!
Весна захмелела,
пиаря свое возвращенье,
Ручьями звеня
и спешить приглашая на бал,
А просто февраль
сделал ей, наконец, предложенье,
И южные ветры
в свидетели к свадьбе позвал.
Весна захмелела
и улицы солнцем согрела,
И завтра пусть будет, что будет –
всех сводит с ума,
Сегодня ж согреть
всю планету она захотела,
А все потому лишь,
что счастлива очень сама…

***

Весна подмигнула апрелю
на собственной свадьбе,
От этого в ярость пришел
возмущенный февраль.
Он в жены позвал ее,
нежно любя и поверив,
Он ей никогда не перечил,
а также не врал.
А тут – вероломство:
кокетничать с юношей – гостем!
Февраль разозлился
и выгнал во гневе жену.
Пришлось объясняться ей
с мужем, бедняжке, не просто –
Не гонят, ведь, в марте,
весною, хозяйку – весну!
А он вновь метели
привел накануне апреля,
Засыпал снегами дороги,
вернул нам мороз,
Деревья и травы,
что буйно цвести захотели,
Он все заморозил,
расстроив всех этим до слез!
А юный апрель
был не в силах еще побороться,
Он терпит и вьюги,
и холод, не грея весну,
И даже весеннее,
теплое, нежное солнце
За тучами скрылось надолго,
как будто уснув.
Вот так и бывает,
когда кто – нибудь забывает:
Неравные браки
непрочными будут всегда!
И если до срока
весна старика соблазняет,
Придется кокетке узнать,
что такое беда!

Помста

Зима повернулась у березні
Помститись весні.
Насипала снігу при березі,
Сказала: «Засни!»
Ставочку, що, скинувши кригу,
Захлюпав вночі,
Струмочку, відчув що відлигу,
Кричала: «Мовчи!,
Ще дуже зарано
Будити піснями наш ліс,
Весна препогана
За всі витівки відповість!
Навіщо приходила в лютому,
В зимовії сни?
Ставку, ще морозами скутому,
Співала пісні!
Тепер хай чекає
Ще довго на чергу свою,
А я погуляю
У лісі, степу і гаю!»

Зима

Калини гронця в крижанім полоні
Немов рубіни - отака краса!
Лютневе сонце в небі ще холодне.
Бурулька - діамантова сльоза
Звисає з гілки і тремтливо сяє.
Поскрипує сніжок під чобітком.
Пташина зграйка сторожко злітає,
Сполохана обтрушеним сніжком.
Прутким синичкам хочеться склювати
Червоні кульки – голод доніма.
Сніг на дахах, неначе біла вата.
Лютневий ранок. Холодно. Зима.

***

Зима – чаклунка снігом землю вкрила,
Лежать усюди срібні килими.
Літає світом віхола на крилах
Вітрів лютневих – підданих зими.
Ущухне й знову з присвистом жбурляє
По вікнах сніг, обгойдуючи з віт.
Природа спить. Земля відпочиває.
Та березень готується в похід…

Машуне

Я в роли Медведя
у внучки трехлетней Машуни,
Кто смотрит мультфильм,
тот расскажет, наверное, вам:
Как будто по дому
прошлись необузданно гунны:
Летают подушки
и тапочки по головам.
Я тоже летаю по дому
подобно подушке –
Когда на метле,
а когда - и на чудо – ковре,
И в кресле – ракете
на Марс отправляюсь с подружкой,
Она – королева, а я –
просто паж при дворе.
«Мадам! Пристегните ремни
и зажмурьте ресницы!
За бортом давно уже
с минусом сто пятьдесят!
Привет, марсиане!
Вам нынче не снились кислицы?
К вам в гости земные
Машуня с Медведем летят!»
Мы ходим в походы
и строим дворец из палатки,
Мы лепим, рисуем,
читаем и учимся шить,
И только за полночь нам
так засыпается сладко,
Мюнхгаузен с пушкой
не в силах нас с ней разбудить.
Когда же проснемся,
то все начинается снова,
Забудешь политиков,
кризис и склоки в стране.
Я девочка снова
и в детстве остаться готова,
А взрослая жизнь
надоела до чертиков мне!

Спомин

Ти цілував мої долоні й плечі,
Моє волосся прикладав до вуст.
У синю ковдру угортав нас вечір…
Це так було давно, що я боюсь
Подумати, що все мені наснилось –
Привиділось, неначе й не було.
А як наснилось - серце зупинилось,
Сполохалось, принишкло, запекло…

Наташе

А того, кто был Богом суженый,
Среди ночи унес экспресс.
Телефонный звонок простуженный
Мог бы снять придавивший стресс.
Мы на разных концах у провода,
Но оттуда, с той стороны,
Веет холодом. Зимним холодом.
И слова уже не нужны.


Оле К.

Подкравшись поступью
Неузнанного зверя,
Ты снова нарушаешь
Мой покой.
Твой силуэт
В проеме черной двери,
В полоске света –
Черный локон твой…
Зачем зовешь
Из прошлого упрямо,
Блуждая средь теней
Остывших чувств?
И почему,
В душе скрывая травмы,
Я этой встречи
Все еще хочу?


В.С. Петривскому

Желтыми метелями мели
Ветры, устилая путь – дороженьку.
Как его в последний путь несли!
Замерли березки настороженно,
А над крышей, над его двором
И над похоронною процессией
Голуби, рыдавшие по нем,
Все кружили низко и невесело.
Слыл он грубоватым мужиком.
Не привыкший лить елей и слезы,
Он любил свою семью и дом,
Молодые тонкие березы.
Не умея кланяться, юлить,
Преклонять свою седую голову,
Как бывал он нежен, знали лишь
Дети, внуки да коты и голуби.
Как они прощались! На ветру
Сделав круг, упали обескрылено.
И опять стремились в небо, вдруг
Осознав сиротство и бессилие.
Как, взмывая, падали ничком,
Рассекая свистом крыльев тишь!
…Слыл он грубоватым мужиком,
Пряча нежность для детей и птиц…

Подругам – вдовам

Как обессилены слова, понятья, чувства,
Их смысл, значенье и накал страстей.
Исчезло все. Вокруг темно и пусто.
И… страшно пред всевластием смертей.
Как обессмыслены слова. Не облегчить
Словами рок - отныне быть вдовой.
Не возместить, не искупить, не возвратить
Ни слез рекой, ни криком, ни мольбой.
Как обесценились слова. Скорбит вдова.
Стучат комки земли о крышку гроба.
Слова слезами капают и чтобы
Их понимать, так не нужны слова…

Про кохання

Голос розуму глохне
Перед голосом серця.
Якщо серденько тьохне,
Хоч кричи, а хоч сердься,
Хоч моли, хоч благай, помри –
Не почує. Воно горить,
Завмирає, тремтить, палає –
Воно просто кохає!..

***

Не соромтеся слова «кохання»,
Не вважайте, що вам це не личить –
Промовляти його на світанні,
Задивляючись в миле обличчя.
У суворості й величі швидше
Промовляйте його, промовляйте!
Не вважайте, що слабкість засвідчить,
Зайвим слово таке не вважайте!
Не зрікайтеся слова «кохання»,
Намагаючись відсторонитись,
І у радощах, і у стражданні -
Запізнитись промовити бійтесь.
Не цурайтеся слова «кохання»,
Це ж бо щастя, коли є для кого
Промовляти його, всі вагання
Забуваючи і застороги.
Не затримуйте в грудях зітхання,
Не змикайте суворо вуста,
Якщо серце кричить про кохання,
Значить, час для кохання настав.
Не лякайтеся слова «кохання»,
Не женіть, не зрікайтесь його,
Промовляйте, неначе в останнє,
Прислухайтесь до серця свого!
Не вагайтесь, як серце кохає,
Всі розлуки на мить відкладіть
І коханням освячена мить
Хай триває, триває, триває…

Ане

Я знаю боль.
Я знаю боль, что не прощается,
И через годы не проходит,
Ежесекундно возвращается
И с глупым сердцем счеты сводит.
Хоть глубоко она скрывается
От взглядов и от кривотолков,
Но постоянно проявляется
Под сердцем колющим осколком.
Ее всегда превозмогающей,
На острие ее живу
Я ничего не забывающей.
Меж тем, счастливою слыву…

Не я.
Люсе Г.

Мне оставалось умереть
Или на край земли заехать.
Я умерла. Безликим эхом
Рассыпалась, чтобы сгореть
Над суетою. Много лет
Я существую в том же теле,
Но той, какой была, уж нет.
Сменялись весны, дни летели -
Жила, в футляре затаясь.
Душа для счастья не воскресла.
Я, прежняя, для всех исчезла,
А нынешняя я – не я…

В плену беды

Заложники любви отпетой,
До срока умершей любви,
Семей рассыпавшихся дети,
В чем, перед кем виновны вы?
Страдая между тем и этим
Родителем, в плену беды,
Семьи рассыпавшейся дети,
Храните стрессов вы следы
В душе. И все бои и склоки,
Дележ имущества, пинки, -
Саднящие сердца осколки-
Семейной драмы должники,
Вы терпите безвинно, кротко,
Свидетели любви конца.
И после огорчений стольких
Цинизм заполнит вам сердца.

Разговор с портретом

Бабушка, я теперь
Понимаю вас с полувзгляда.
Вы шагнули, захлопнув дверь
За собой, в никуда когда – то.
Разрешив все проблемы враз –
Взмахом раненого крыла.
Я теперь понимаю Вас,
Когда столько же прожила.
Только Вы посильней меня,
Видно, больше себя любили.
Я же близкая Вам родня,
Но – прощаю. Вы ж – не простили.
…Столько времени утекло
И событий свершилось – море.
Лишь теперь до меня дошло:
Вы ушли умирать от горя…

Горе

Большое сердце маленького пса
Сегодня утром биться перестало.
Пес чувствовал и стал прощаться сам,
Двор обойдя тоскливо и устало.
В глазах – тернинах – смертная тоска
И отрешенность от всего живого.
А болью перекошенный оскал –
Попытка улыбнуться. Я живого
Его оплакала. И верную любовь,
И нежность безграничную собачью,
Ничем помочь не в силах. Он с собой
Унес мою беду и всхлипы плача.
.В который раз осиротела вся.
Скукожилась, потери вновь итожа.
Большое сердце маленького пса
Мне было в жизни многого дороже…

Не убивайте

Снова год на пороге новый,
Ожиданье больших чудес!
Запах всюду стоит сосновый.
…Снова сгинет невинный лес!
В чем же деревце виновато,
Что зеленым стоит зимой?
Что наш царь повелел когда –то
Шумно праздновать всей страной,
Украшая еловой веткой(!)
В праздник этот свои дома?
Мы же – дерево тащим деткам.
Безрассудного зла размах!
Люди! Это же в нашей власти –
Продолжающийся маразм
Прекратить всем и в одночасье,
Пересилив себя лишь раз.
Несравненно счастливей, люди,
Можно праздновать, если мы
Жизнь оставим лесному чуду,
Украшенью седой зимы!

***

Хлопче Горобчик, привіт!
Чом тобі не співається?
Чи порожній живіт,
Чи мороз відчувається?
А ти завітай – но в курник,
Півня не бійся, дурник!
В теплім кутку сховайся,
Й весни дочекайся!

К выпускному вечеру. Е.А. П.

Мой самый первый в жизни класс!
Счастливолицые!
Неуж – то с вами здесь, сейчас,
Должна проститься я?
И как случиться так могло,
Что вы уж – взрослые?
С семьею, школою, селом,
Расставшись, рослые,
Большие, умные мои,
Мальцы вчерашние!
Оставив шалости свои,
Дела домашние,
Уйдете звездною тропой,
Такие славные!
О, первый класс мой дорогой!
Душою – с вами я!
Вы были стайкой соколят,
Теперь вы – соколы!
И пусть невзгоды не грозят
Мечом Дамокловым!
Хочу, чтоб взяли высоту
Вы в жизни главную,
Исполнив светлую мечту,
Свой край прославили!
Своих отцов и матерей,
Сторонку милую,
Живущих здесь родных людей,
Любовь их - силою
Пусть обернется и спасет
Вдали от родины,
От всяких бед убережет.
Дорог не пройденных
Постелет множество к ногам,
Усыплет звездами!
Пошлет удачу, дети, вам,
Минуя грозные
И лихолетья, и беду,
И все препятствия!
Взлетайте!
Лишь побед я жду,
Желая счастия!
Вы – школьной нашей часть семьи,
И где б вы ни были,
Все думы, помыслы мои
Над вами – нимбами!

Пам’ятник коханню

(Випадок, відомий з телепередачі «Шукаю тебе»)

Солдат ворожий. Армія чужинська.
В полон узята. Жалюгідний стан.
Голодні очі. І – радянська жінка.
Від болю щільно стулені вуста.
Благання із очей. Окраєць хліба,
Простягнутий з жалю одному з них.
Почула, як розчулився, захлипав.
Скупа сльоза. І здивування лик.
Розгублено щось там своє белькоче -
До неї – видно, дякує за хліб.
І вдячністю палають сині очі.
І так триває, певно, кілька діб.
А потім все забулось – загубились,
Погнали бранців далі, шлях загув.
Мокрина на Вкраїні залишилась,
Він – італієць, згодом вдома був.
Та жінки не забув, кохання, схоже
На блискавку, розкраяло навпіл.
Хоч взяти шлюб із нею він не може –
Війна і ворожнеча. Кров і біль.
…Пройшли роки, змарніло біле тіло,
Вже навіть серце вкрила сивина.
Й саме життя вже майже пролетіло.
А з думки все не йде йому вона.
…Знайшов, приїхав – літ під дев’яносто,
Вона й сама давно уже така.
З Італії дістатися непросто -
Летів на крилах – власних й літака…
Упевнився: жива. Обняв за плечі.
А більше й не потрібно вже йому.
І знов сльоза в очах його старечих
І щастя. І біда. «Чому? Чому?»…
Здивовані й розчулені нащадки
Їм пам’ятник звели – як оберіг -
Коханню. Вдячності. І пам’яті - на згадку
Про почуття, що все життя беріг.
Про те, що нас, людей, любов лікує,
Вона тримає нас серед живих.
Господь всі вчинки наші ТАМ рахує.
І всім дарує, судячи по них…

Между строк

Каждый год – Новый год и снова
Люди теплых приветов ждут.
Но в мой ящик опять почтовый
Ветер снегу надул.
Перешли теперь на мобилки,
Разленились писать.
Позвонят: «Вы уже налили?
Приготовились принимать
Поздравления?» Это – круто:
Рядом голос родной живой!
Только хочется почему – то
Отыскать мне конвертик твой.
В старом ящике, как когда – то,
Чтоб читать его долго мог –
Слов стандартных набор крылатый,
А еще – читать между строк…


Пекло лета

Пекло лета. Тридцать семь в тени,
Плавится асфальт и сохнут травы,
Солнце поднимается в зенит –
Листья в позолоченной оправе
Бредят влаги крохотным глотком
И прохлады легкой дуновеньем,
Но нигде не спрятаться за тенью
И не насладиться холодком.
Долго терпит мать – Земля землян
И от произвола часто плача,
Мстит теперь тому, кто был не зван,
Но себя царем ее назначил.

Виплекала любов

Юлі Бережко – Камінській.

Виплекала любов, виколихала в снах,
Виплакала в дібров тихий осінній сум,
Викричала в небес синій прозорий дах,
Висловила в віршах, виспівала в піснях,
Відчаєм заплела у вечорів красу,
В райдугу і зорю, і у ранковий шум,
Душу свою усю слала по споришу,
Виронивши сльозу, висолила росу.
Тільки любов – дівча притулку не знайшло,
В зимних його очах зимно йому було...
Виставила на шлях, вимовила: «Іди,
Здужаєш переляк – милого віднайди»...
І до тепер вона піснею серед нас,
Під небеса злітає, доленьку виглядає…

Радію літу

Галявка споришу попід парканом,
По нім - волошки, мальви і бузок,
І молодого пагінець каштану
Мене стрічають із шляхів – стежок.
Усе таке знайоме - презнайоме
І ранок вельми схожий на такі ж,
Народжувані вчора й тиждень тому,
Й багато – пребагато літ раніш.
Та кожен раз бентежитимуть знову,
Як повернуся із чужих країв –
І деревце, й шпориш – такі чудові,
Такі люб’язні серцю, бо – мої...
Хай безліч вже усього пережито
І перетліло болем у душі,
Та, як завжди, радію щиро літу
Очима обіймаю спориші…

Пригадала

Так легко, наче пам’ять стерлась,
Й нема потреби йти вночі
ЇЇ шляхами – знов по стернах
Босоніж – серцем кричучи,
Зливаючи свій крик у ранок,
У день – болючий, як нарив,
У протяг тріснутих фіранок
Передвечірньої пори...
Чомусь так легко, наче спала
Брудна облуда із очей,
Я пригадала щастя спалах –
Один на тридесят ночей...
Так легко стало – пригадала
Той щастя спалах я чомусь –
Коли я вперше покохала,
Коли ти вперше посміхнувсь...

Мой остров

Мое прибежище,
мой Робинзонов остров
Пошел ко дну
в одну из непогод…
Фантомной неизбывной
болью острой
Взрывная память
все еще живет
О том, как было там
светло и просто,
Уютно, защищенно
до сих пор.
…Но твое сердце –
мой надежный остров
Остыло,
как погаснувший костер…

Дождусь!

Сказал Журавль: «Прощай!
Причиной - осень»,
А мне прощаться с ним
так было жаль.
Метнулась в небеса
тонкоголосо
В его «прощай!»
звенящая печаль...
Сказал Журавль: «Дождись –
наступят весны.
Я возвращусь,
а ты меня дождись.
И ничего, что вновь
закрыли звезды
Густые облака
и льют дожди»...
Конечно, я дождусь –
вернулся б он!
Нелегок путь
к далеким берегам.
Его прекрасный лик,
что напоен
Тоской полей,
дождям я не отдам
Размыть в душе.
Я вовсе не зову
Ушедших дней
тепло и благодать,
Теперь я
ожиданием живу.
И не устану
возвращенья ждать...
Прощай, Журавль, прощай!
До новых весен!
Я подожду, а ты
ко мне вернись.
Расстаться было жаль.
Причиной – осень.
Слезой струится дождь
на мой карниз…

Над Азовом

Над Азовом дожди.
Облаков черно – синие груды
Погружаются в море
на кромке воды и небес.
В ожиданье грозы
ему дышится полною грудью.
Низко носятся чайки,
цепляя крылом водорез
О прибрежный песок
разбиваются грозные волны,
Превращаясь с шипением
в тысячи радужных брызг.
Над Азовом дожди.
Восхитительны росчерки молний,
После грома и грохота –
море врачующий бриз.
Над Азовом дожди.
Опустели песчаные пляжи.
Словно Ноев ковчег,
возвышается рядом утес.
Айвазовский лишь мог
отразить все нюансы пейзажа
Неземной красоты,
на холсты свои что перенес...

Не суди

Не суди меня очень строго,
Наши пальцы разъедини.
Не тоскуй на краю дороги.
И с прощанием не тяни.
Уходя, честь свою блюди.
Счастья нам уже не построить.
Уходя,- говорят - уйди.
И оглядываться не стоит…

Всюди ти

Не об’їдеш, не обійдеш,
Не забудеш, не відсторониш.
Всюди ти. Навпростець бредеш
Через думи мої і спомин.
Через душу мою, єство,
Через серце, через клітини,
Твого погляду торжество
Замість неба – аж до загину...
Всюди голос твій, всюди погляд
Твої очі, твої вуста,
А в очах отих синіх стогне
Дорікання і самота.
Я благаю: не йди хоч в сни!
Дай забути і відпочити.
...У сьогоднішньої весни
Душу випекло раннє літо..

Дожить бы

Вспомни номер телефона моего,
Набери. Приди дыханьем в трубке.
Помолчи. Не надо ничего
Говорить. Пожатьем трубки руки
Утоми, не нарушая тишь.
Я услышу, как ты рядом дышишь,
Угадаю все, о чем молчишь.
До звонка б дожить…
Дожить бы… Слышишь?
«Письма бывают разные» – К. Симонов.

Бывают письма разные

Бывают письма разные –
серьезные и праздные,
Болезные, несчастные,
открытые, негласные,
Печальные, опасные,
счастливые, прекрасные,
Веселые и слезные,
плаксивые, нервозные.
Бывают письма честные,
бывают интересные,
Предельно осторожные,
правдивые и ложные,
И дальние, и местные,
и злобные, и лестные,
Изменчивые, верные,
достойные и скверные,
Дотошные и нудные,
для пониманья трудные.
Бывают – благородные.
А я люблю – природные.
Далекие и близкие –
написанные листьями,
Написанные вьюгами,
и радужными дугами,
Дождями, снегопадами,
громовыми раскатами,
Речными водопадами,
рассветами – закатами,
Написанные молнией,
написанные звездами,
Чтобы сердца наполнили
и гимнами, и одами…

Не делать добра?

Не всегда разберешься –
добро пред тобой или зло,
Зло умеет в овечьи одежды
успешно рядиться,
Размышляешь потом,
отчего же так не повезло?
А у зла расцветают
ухмылкой победною лица.
И гласит поговорка
«не делай чрезмерно добра,
Если зло получить ты
взамен не желаешь за милость».
Но душа, от природы
на добрые чувства щедра,
С аксиомою этой ужиться
ну просто не в силах…

Старая истина

Это также старо,
как земли нашей доброй усталость,
Как рожденье и смерть,
как восход и закат, свет и тьма.
Ты, играя в добро,
не заметила, как заигралась,
Как беду навлекла
на себя, да и близких, сама.
Отплатили, как водится,
как и обычно случалось,
Черным злом и насмешкой,
невежества грубым плевком.
На душе гололедица,
черная бездна и жалость,
В горле – липкий и горький
отчаянной горести ком…
Жизнь нас учит тому,
что душа все равно отвергает:
Торжествует всегда
тунеядец, бездельник и хам.
За добро он вас только
брезгливо и злобно охает,
Я за истину эту
и ржавой копейки не дам…

Песня о влюбленных

Влюбленных узнают по крыльям
И по сиянью нежных глаз!
А Вы, друзья, такими были
Хотя бы раз? Хотя бы раз?
Когда подкашивались ноги
И был тому виною взгляд,
И беспричинною тревогой
Ты постоянно был объят?
Есть такая планета, есть такая страна,
Где по белому свету вечно бродит весна,
Где волшебные сказки оживают всерьез
И одарят по-царски целой россыпью звезд!
Влюбленному закон не писан
И по колени океан,
Он одержим единой мыслью,
Единственным желаньем пьян:
Его мечты всегда о встрече,
О той единственной, одной,
Чей взгляд, чьи волосы и плечи
Сравнимы разве что с весной!
Есть такая примета: если в сердце весна,
Это значит, что где – то есть на свете ОНА,
Есть на свете улыбка, есть на свете глаза,
Без которых отныне обходиться нельзя!
Пусть День Святого Валентина
Приходит посреди зимы,
Любовь к нам снежною лавиной
Нахлынет – и пропали мы!
Влюбленный верит, что и небо
Услышит крик его души.
А если ты влюбленным не был,
Тогда влюбиться поспеши!
Есть такая планета, есть такая страна,
Где по белому свету вечно бродит весна!
Есть такая примета: если в сердце весна,
Это значит, что где – то есть на свете ОНА

Ничего не вернуть

Я тебя не забыла.
Я хотела, но не смогла.
Стороной обходила
Память – боль, но она жила.
А теперь ты лежишь.
Первый ряд от дороги справа.
А вокруг тебя тишь.
Шелестят лишь цветы и травы.
И ничто не вернется.
Ничего не начать сначала.
…Сердце в прошлое рвется
В тишине твоего причала…

Опадает яблоневый цвет

Опадает яблоневый цвет,
Это значит – наступило лето.
Вот уже какой десяток лет
Благодарен Богу я за это.
Опадают лепестки с души,
На висках останутся порошей,
Ты меня отвергнуть не спеши.
В общем, я, ведь, все – таки хороший.
Я цветущий яблоневый сад
Подарю тебе в стихотворенье
И его весенний аромат
Пусть тебе подарит вдохновенье.

Попробуй полюбить

Попробуй полюбить
все то, что разлюбила,
На кладбище надежд
попробуй помечтать,
Прикосновений боль,
которую забыла,
Попробуй ощутить,
направив время вспять.
Попробуй – ка собрать
рассыпанные перья –
(Останки не того ль,
что крыльями звалось?)
И осознать возврат
убитого доверья,
Вернуть на прежний ритм
земную твердь и ось.
Получится ли? Нет?
Загадывать не смея,
Попробуй превозмочь
сомненья и сарказм,
Душе своей ответь,
лукавить не умея,
Идешь за счастьем вслед
или идешь на казнь?..

Зачем скрывать?

Любя, говорим «ненавижу»,
«Прощай навсегда!» - говорим,
Но знаем при этом: не выжить
В разлуке и часа. Горим
Мы жаждою мести и злобой,
Не в силах себя обуздать,
А слово – не птица и чтобы
Потом по ночам не страдать,
Давайте попробуем все же
Себе и любимым не лгать,
Слова применять осторожно,
Не просто бросать наугад.
Любя, говорите любимым
О чувствах, боясь опоздать,
Нам всем это необходимо,
Зачем же нам это скрывать?

К.Е. Полухиной – учителю и другу

Как цветы, запоздалые слишком,
После стольких невзгод и тревог
Он нашкодившим робким мальчишкой
На учительский ступит порог –
Стих мой скромный, совсем неказистый
Но как полон он трепетных чувств!
Чтоб любовью и нежной, и чистой
Отогнать Вашу тихую грусть.
Он придет, чтобы снова увидеть
Глаз прекрасных зеленых рассвет,
Что не помнят ни зла, ни обиды,
Только счастье умчавшихся лет!
Вновь себя ощутить защищенным,
И прощенным, и нужным для Вас.
Каждый школьник - доныне ребенок,
А страна – наш несобранный класс.
Не встречаемся, писем не пишем,
Не звоним, не врываемся в дом,
Только сердце и бьется, и дышит
Школьных лет негасимым огнем.
Пусть звонки позовут на уроки
В школы новые наших внучат,
Никакие огромные сроки
Нас со школою не разлучат!
Там за партами старыми слишком
В мыслях наш собирается класс,
Созывает девчонок, мальчишек
И, конечно, любимая, Вас!
Мы расскажем, как все виноваты,
И с вершины умчавшихся лет,
Пусть не вовремя, пусть поздновато,
Но откроем свой главный секрет:
Помним, любим, гордимся и знаем:
Вы, ведь, тоже всех помните нас!
И, как прежде, Вам счастья желаем!
Неизменно Вас любящий класс.
Не встречаемся и не звоним мы,
Столько весен в разлуке ушло!
Только в серце Ваш образ храним мы
Оттого нам светло и тепло!

Ванюше

В неустанных мечтах о надежде
Росинанта седлаем, друзья!
Те же беды у нас,что и прежде –
Равнодушье и алчность. Нельзя
Примириться нам ни на минуту,
Бог, ведь, создал планету для всех,
Мы идеями Пабло Неруды
И Сервантеса дышим, успех
Обеспечится только борьбою,
Наша правда нам светит в ночи,
Наше право – своею судьбою
Взять у злобы от счастья ключи!
За романтикой в путь отправляясь,
Справедливость и счастье найдем.
«Песнью общею» мы вдохновляясь,
В мир прекрасного вместе придем!

Не спеши

Не спеши в объятья к каждому,
Кто поманит торопливо.
Девочка! Ведь, ты однажды
Сможешь стать такой счастливой!
Ты томима счастья жаждою,
Веришь ласковым словам.
Не всегда ж, моя отважная,
Счастье улыбнется нам.
Для любого не растрачивай
Перлы трепетной души,
Будут петь о чувствах вкрадчиво,
Только верить не спеши.
Жди, когда такого встретишь ты,
Что умрешь на клич «умри!»,
Как от молнии засветишься,
Выгорая изнутри!
Вот тогда тропою светлою
И ненастной, и туманною
Ты иди за ним Джульетою,
И отважною Тимандрою,
На крылах любви лети за ним
Неустанной Ярославною,
Будь любимою, желанною,
Дорогая моя, славная!

Настуне в Америку

Девочка любимая, родная,
Чаечка отважная моя!
Улетая из родного края,
Выбрала далекие края!
Гордая уверенная птица,
В небо устремилась высоко,
Обещала скоро возвратиться,
Только это «скоро» далеко!
Внученька! Целую твои рученьки!
Глазоньки – во сне как наяву!
Ждать тебя совсем уже замучилась,
Нашей встречей скорою живу!
Голос милый в трубке телефонной -
Вот и все. Да изредка привет
Шлешь нам скромно и немногословно –
Через скайп и чудо – интернет.
Ждут тебя братишки и сестрички,
Ждут друзья и вся твоя родня,
И за эти слезки в рукавичку
Не сердись, родная, на меня.
Внученька! Целую твои рученьки!
Далеко ты очень, оттого
По тебе мы все давно соскучились,
Ждем мы возвращенья твоего!
Береги себя, не простужайся,
Одевайся, внученька, теплей.
Осторожной будь и возвращайся,
Из – за океана поскорей!
В школе их учись, дитя, прилежно,
Радуй школу новую свою,
Пусть Господь хранит и любит нежно
Всю твою приемную семью.
Внученька! Целую твои рученьки!
И у сердца фотки я ношу.
Ты на всем на белом свете - лучшая!
Счастья у Небес тебе прошу!

Кака любовь?

А я – твой серый быт, тоской прибит,
Что с тапками, халатом, бигудями,
Что постоянно по утрам «скрипит»,
Перед экраном топчется годами.
У печки (у мартена) нелегко,
Ну просто невозможно быть счастливой,
Вообразив себя там музой КЛИО.
Там, как всегда, сбежало молоко...
А я – тот самый старый самовар,
С которым не поедешь на курорты.
Хоть сам ты ну не то, чтоб очень стар,
Но из коммунистической когорты.
Я – книга, что прочитана до дыр
И до потери трепетной страницы.
В ней все знакомо и старо, как мир,
И ничего не может измениться.
Уже не восхитителен сюжет,
И всплеска прежних чувств уже не будет,
Изучен каждый взгляд и каждый жест
На фоне повторяющихся буден.
Я злюсь, когда ты зол и молчалив.
Мое ты терпеливо сносишь иго.
Но мы с тобой, ведь, тоже пишем книгу –
Когда – роман, а чаше - детектив.
И если почитать ее вдвоем,
То будет только там и интересно,
Где мы юны и веселы, поем
Лишь о тебе мной сложенные песни.
Там детский смех вокруг меня звучал -
Меж кропотливо выписанных строчек,
Там в институт сыночек поступал
И дочь росла – наш аленький цветочек.
Теперь внучата ставят там следы,
Размазывая, кляксы оставляя,
А с ними вместе снова я и ты,
И самовар никак не остывает…
Ну, в общем, повторяется кино
И серый быт теперь уж внуки красят,
А мы всецело в их настырной власти,
Наверное, любовь тому виной.
«Кака любовь? Да Боже упаси!
Мы просто так – гребем в единой лодке!
Уйдешь с другим? Полегче вздор неси!
Вот грохну счас чугунной сковородкой!»…

Я жду тебя, любовь!
Оле.

Опять весна, опять идет весна,
Волшебных дивных запахов полна.
Зовет меня в цветущий белый сад,
И погружает в яблонь аромат!
Идет весна, прекрасна и хмельна,
Пьянят теплом ветра над головой,
И радует небес голубизна,
И птицы возвращаются домой!
И только ты запуталась в пути,
И у чужих блуждаешь берегов,
Я жду тебя, хочу тебя найти,
Но где же, где же ты, моя любовь?
Зачем мне без тебя опять весна?
Зачем небес ее голубизна?
Зачем мне эти травы и цветы,
Когда не даришь мне все это ты?
Я жду тебя, зову тебя, любовь!
Услышь меня, за все грехи прости,
Уйми мою непрошенную боль,
Прости и никуда не отпусти!
Я так устала сильной быть, пойми!
И у чужого греть себя огня,
Прими меня, согрей и обними,
Услышь меня, не оттолкни меня!
Зачем мне эти звезды?
Зачем мне это солнце?
Зачем мне все, что будет впереди?
Пока еще не поздно,
Пока еще не поздно,
Зову тебя, любовь моя, приди!

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




"Блог Libraryart - территория творчества" Copyright © 2018
Все права защищены. Копирование материалов с указанием автора и активной ссылкой на сайт
Перепечатка материалов сайта без указания авторства строго воспрещается.